Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»

Будни гауляйтера: Почему в Красногоровке сожгли оккупантов

27 декабря 2016
3 989

Будни гауляйтера: Почему в Красногоровке сожгли оккупантов

Вот такой у Красногоровки гауляйтер, который из кожи вон лезет, не знает, каким еще способом заставить местных зомби любить Украину. А местные в ответ бани с нацистами жгут.

На днях появилась реально жесткая новость: в Красногоровке (под Донецком) местные жители настолько осерчали на постоянные издевательства украинских оккупантов, что подожгли баню с отдыхающими нациками, итог — три трупа.

Почему это произошло именно в Красногоровке, а не, скажем, в Константиновке или Славянске? А например потому, что именно этому населённому пункту «посчастливилось» получить в гауляйтеры (поселок находится в ведении военной администрации) такого отпетого людоеда как Олег Ливанчук.

Вдумаемся в слова текста «Русской весны»: «На подконтрольных ВСУ территориях местные жители, доведенные до отчаяния беспределом со стороны украинских карателей, связанным с выселением граждан из жилищ и мародерством, вынуждены пойти на крайние меры по самообороне и противодействию противоправным действиям украинских боевиков». Поверьте, там есть, от чего впасть в отчаяние – и давайте дадим слово самому Ливанчуку, который с подлинно оккупационным бесстыдством хвастается, как он мучает, унижает и гнобит местное население. Никаких преувеличений – только прямая речь из интервью, которое (вот ирония судьбы!) появилось ровно за день до народного самосуда, ну и немного наших комментариев.

Начнём с того, как Ливанчук, будучи назначен главой военно-гражданской администрации Красногоровки, «сработался» с теми, кто помог ему делать первые шаги в новой должности:

«Я когда приехал, меня встретила женщина, зам мэра по социальным вопросам Ирина Журавлева. Я ее потом, кстати, уволил. За сепаратистские настроения.

Ого…

Да. Но она меня тогда встретила. Она знает местных. Она работала здесь. Месяца три она мне хорошо помогала. Помогала собрать коллектив. Мне же нужен и специалист по земле, который раньше работал, и те, и те… Приглашали, беседовали, собирали коллектив. Организовывали все потихонечку».

А как организовали и всё заработало – пошла вон, сепаратистка.

Ливанчук делится, так же как и безумный Кива, секретами своей методики воспитания патриотизма. Только если Кива только планировал и предлагал «заставлять любить Украину», то гауляйтер Красногоровки давно поставил этот процесс на поток:

«Нам их перевоспитывать надо очень долго. Не работают наши спецслужбы. Тут людей надо заставлять любить Украину силой.

А это как — заставлять любить силой?

Очень просто. Хочешь получить буржуйку? Люби Украину. Пиши сочинение. Знаешь, как у меня директора школ пишут сочинения о том, как они любят Украину?

Серьезно? — Я их так воспитываю. Говорю: не дай Бог услышу в школе русский язык (хотя сам по-русски разговариваю) — выгоню нафиг! «Мы любим Украину», — говорят. Любите? Сели и написали сочинение! Завуч одной из школ как-то квакать начала, что это из-за наших солдат их обстреливают. Я ее заставил написать объяснительную. Она написала. Я посмотрел — а где, говорю, в этой объяснительной о том, что ты не любишь Захарченко? Что он виновен в этой войне и так далее?.. Отправил ее. Через двадцать минут заносит — Слава Украине! Героям слава! А потом она у меня отрабатывала: две недели ходила с флагом. Все мероприятия — а она с флагом ходит. Сепарка. Жесткая. В итоге нервы у нее не выдержали — написала на увольнение. А сейчас я вот в школу захожу, а они все — на украинской мове говорят. Я их разрываю тут за это».

Тут чудовищно (даже саркастичное «прекрасно» в кавычках здесь выглядело бы почти кощунством) всё: и шантаж замерзающих зимой без буржуек людей «любовью к Украине», и апелляция к спецслужбам, которые только и способны воспитать «патриотизм», и омерзительные унижения учителей, которые направлены на доведение до увольнения, и, конечно, «не дай Бог услышу в школе русский язык (хотя сам по-русски разговариваю) — выгоню нафиг!». Господи, и этот дуболом, этот кретин, идиот, имбецил реально думает, что так он УВЕЛИЧИВАЕТ в замордованных людях любовь к Украине?!!!

А вот про еду:

«Я бы на месте всех фондов так сделал. Это ж мы добились такого. А то они же бесплатно раздавали. Сейчас мы с «Красным Крестом» воюем по этому поводу. Вы делаете хорошую программу, раздаете людям деньги — так давайте делать это не просто так. Я понимаю, просто так — инвалидам лежачим, малообеспеченным, многодетным, которые не могут реально… А всем остальным, если вы хотите дать — давайте только за работу. В городе работы много. Недавно вон мы парк расчищали за ваучеры. Много чего делали».

То есть, горожанам разрушенного, обесточенного, лишенного газа и воды города международные фонды привозят продукты. А Ливанчук: э, нет! Даром не дадим! Поработайте сперва! А то ишь ты, зажрались! А не было бы работы – плясать бы заставлял или отжиматься. Из педагогических соображений. Чтобы знали, от кого тут всё зависит.

Парадоксально, но почему-то все эти старания не дают результата (сюрприз, не правда ли?):

«Есть здесь и проукраинские люди. Есть. Но на весь город я, может быть, человек 50 знаю тех, кто за Украину.

Из десяти тысяч?

Из десяти тысяч. Простейшее. Вот мы на мероприятия собираемся — День вышиванки, День флага, другие государственные праздники. Человек десять могут взять флаги наши, символику нашу. Остальные — нет».

Вот же ж вата неблагодарная! Вот зомби какие! Мы их и без буржуек оставляем, и увольняем, и оскорбляем – а они не любят нас! Не берут флаги наши, символику! Бессердечные! Мы для них всё, а они!.. А вообще, конечно, оцените степень ненависти, если из десяти тысяч «за Украину» — всего полсотни. Ей-Богу, да даже в Великую Отечественную порой в таких поселках было предателей больше, чем сейчас!

Ну и, разумеется, откровения подлинно нацистского евгениста о причинах «порченности» местного населения:

«Восточная Украина — это Сумщина, Харьковщина. Слобода. Что такое слобода? Это нейтральная территория между двумя государствами, куда высылали маргиналов и преступников. А гены ж не поменяешь. В генах многое зарождается. Вот тебе и генофонд. Его выводить надо, его размешивать надо. Хоть это жестоко, но надо реально на вещи смотреть… Всех зеков сюда направляли. Нигде они не нужны были в нормальных городах — их сюда. Вот тут и родилось это поколение. Одно, второе, третье, четвертое…».

«Одно, второе, третье, четвертое» — это даже не «пять с плюсом», это – «шесть баллов». Ливанчук всерьез полагает, что правнук (правнук!!!) какого-то заключенного (хотя он, как бы то ни было, несет бред – Донбасс не Колыма и не Туруханский край) сейчас не любит Украину из-за своего прадедушки. Что характерно, нацисты в Третьем Рейхе тоже чистоту крови считали «до прабабушки». «У дураков мысли сходятся».

Не пройдём мимо и такого интересного вопроса как обстрелы:

«— Влияет ли на отношение людей к Украине здесь то, что их в течение всего этого времени обстреливают со стороны Донецка? Меняется это отношение?

Нет, не меняется. Вообще. Стреляет Украина. Они называют нас «Украина». Они — непонятно кто, а мы — Украина. Приходишь, показываешь: видишь, откуда прилет был? Ну как Украина?! Молчат».

А так – Украина. Так же как и жители разрушенного отнюдь не только немецкими бомбами Сталинграда понимали и твердо были уверены, что виновата в разрушении родного города только и исключительно Германия – как оккупант, разжигатель войны и захватчик. Это, без преувеличения, высочайшая сознательность жителей Красногоровки, которая выше всех плоских «вот оттуда прилёт был». Был, может, и оттуда, а виноваты всё равно вы, твари.

Кстати, про «откуда прилёт был» — Ливанчуку миссия ОБСЕ категорически не нравится:

«Сейчас они ездят сами. Фиксируют и пишут в отчеты то, что им надо. Не так, как оно есть на самом деле. У меня есть их отчет по правам человека. Можете его почитать, изучить, если хотите. Но лично мне он неинтересен, потому что там — одно вранье. Там ничего интересного для меня уже нет. Там Украина во всем виновата. Отчеты пишут нереальные, обманчивые.

Можно что-то с этим сделать? Государство что-то может?

Ничего. Это — международная миссия. Мы их пригласили для того, чтобы они содействовали в прекращении огня и промониторили ситуацию, сколько россиян здесь находится… А они практически не пишут, что здесь есть российские войска».

Вот негодяи медународные! Не пишут того, что надо Ливанчуку! И он даже ничего с ними сделать не может! Жалко мужика!

Ливанчук – настоящий гуманист. Готов всех понять и простить:

«— Как считаете, что делать с теми, кто на референдум ходил?

Только фильтровать. Только садить. Только через суды. Сначала надо поменять судебную систему, чтобы она была объективная. И все. Судить, судить, судить. Кому-то реальный срок, кому-то — условный. Но чтоб это ложилось на них на веки-вечные».

Даже у страшного и ужасного Рамзана Кадырова не додумались до такого, хотя уж, казалось бы, в Чечне 10-15 лет назад посадить можно было вообще всех… Но куда там самому недемократичному региону России до самой демократичной «цеевропы»!

Вот такой у Красногоровки гауляйтер, который из кожи вон лезет, не знает, каким еще способом заставить местных зомби любить Украину. А местные в ответ бани с нацистами жгут. Круговорот любви к Украине в Донбассе.

 

Поделиться: