Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Второй фронт против Украины Белоруссия может открыть в апреле

23 января 2024
1 761

Второй фронт против Украины Белоруссия может открыть в апреле

В проекте Военной доктрины Минска любое нападение на союзника РБ считается нападением на саму республику

Союзная нам Белоруссия до сих пор крайне осторожно демонстрировала собственное участие в специальной военной операции РФ на Украине. Однако через несколько месяцев позиция Минска имеет шансы развернуться самым радикальным образом.

Пока вклад союзника в СВО ограничивается, главным образом, предоставлением Вооруженным силам РФ возможностей использовать в своих интересах некоторые военные объекты на территории республики. К примеру – авиабазу Мачулищи, что в 12 километрах от Минска. Куда с 2022-го периодически садятся российские военно-транспортные и разведывательные самолеты.

А еще в мае того же года президент Александр Лукашенко велел на границах со все более беспокойной даже и в этих краях Украиной приступить к созданию Южного оперативного командования белорусской армии. Во исполнение этого решения начата постепенная расконсервация некоторых видов вооружения и боевой техники с баз хранения ВС РБ на украинском стратегическом направлении.

На гомельском оперативном направлении возводятся сразу пять новых погранзастав. Еще три – на мозырском. Там же сформирована маневренная группа нового типа – с бронетехникой и минометными расчетами.

Все это по ту сторону госграницы заставляет ВСУ при явном дефиците в их рядах личного состава на российско-украинском фронте на всякий случай держать в абсолютном пока бездействии крупную войсковую группировку в Волынской, Ровенской, Киевской и Черниговской областях. А также начать минирование дорог и важнейших мостов в приграничье. Таким образом, с линии боевого соприкосновения белорусами нынче в общей сложности оттянуто до 20 тыс. вражеских солдат и офицеров.

К тому же с декабря 2023 г. в Гродненской области республики начал действовать совместный с Россией учебно-боевой центр совместной подготовки военнослужащих. Одновременно точно такие же и для белорусов Москва открыла в Нижегородской и Калининградской областях.

Как пояснял в свое время статс-секретарь-замминистра обороны России генерал армии Николай Панков, эти центры понадобились в первую очередь для «повышения боевой выучки летного состава, специалистов зенитно-ракетных и сухопутных войск, а также слаживания подразделений».

Другими словами, теперь созданы все условия для скорейшего обучения союзников России вместе с нами «воевать по-русски». То есть – с учетом боевого опыта, приобретенного в ходе СВО.

Все это, конечно, хорошо. Однако уже почти два года прямо-таки витает в воздухе вопрос: «А не могли бы наши единственные союзники и боевые друзья помочь нам и на фронте? Причем – не только косвенно, а силой своего оружия?». Во всяком случае, белорусского лидера спрашивают об этом едва ли не на каждой крупной пресс-конференции. Ответы особой конкретикой не отличались.

И только теперь появились некоторые политические признаки, что Минск все же близок к решению вступить в реальные боевые действия на Украине. Скорее всего – под неослабевающим и усиливающимся давлением России.

Сразу два события, случившиеся почти одновременно в обеих наших столицах, позволяют, на мой взгляд, сделать столь смелое допущение. Первое: в середине декабря президент РФ Владимир Путин подписал закон о ратификации протокола с изменениями в российско-белорусское соглашение о совместном обеспечении региональной безопасности от 19 декабря 1997 года. Как разъяснили в Кремле, внесенные в документ поправки касаются «порядка совместного планирования применения региональной группировки войск Белоруссии и России, финансирования совместных мероприятий оперативной, мобилизационной и боевой подготовки».

Но куда более существенно второе. 16 января 2024 г. на заседании Совета безопасности Белоруссии был рассмотрен проект новой Военной доктрины республики. Он был отправлен на доработку непринципиального характера. Из Минска сообщают, что при всех обстоятельствах в документе будет сохранено ключевое положение доктрины – о союзнических обязательствах РБ.

Суть в том, что с введением в действие Военной доктрины, что ожидается в апреле, после одобрения парламентом республики, нападение на любого союзника Белоруссии теперь будет приравниваться к нападению на нее саму.

Что это поменяет на фронте?

Давайте вспомним, как крайне осторожный Александр Лукашенко рассуждал об условиях возможного вступления белорусских военных в боевые действия на Украине. Его слова, публично произнесенные в марте 2022-го: «Тысячу двадцать раз говорил о том, что нет у нас планов воевать в Украине. Но тема горячая. Белорусы на генетическом уровне не приемлют войну… А нас в войну можно втянуть только одним способом – если против нас начнется агрессия, если против нас начнут воевать».

В феврале 2023-го свой взгляд на проблему Александр Григорьевич сформулировал так: «Я готов вместе с россиянами воевать с территории Беларуси лишь только в одном пока случае: если оттуда хоть один солдат придет на территорию Беларуси убивать моих людей… Это касается не только Украины, это касается и других наших соседей, которые ведут себя еще более неадекватно. Если они совершат агрессию против Беларуси, ответ будет жесточайшим».

Чуть больше конкретики в эту проблему Лукашенко внес через несколько месяцев, 14 июня 2023 года. В интервью российскому телевидению он сказал: «Красные линии для меня – это полномасштабная агрессия. С любой стороны сейчас, кроме России, естественно. А вот Прибалтика, Польша и Украина. Вот если они войсками перейдут границы, а не этими отрядиками, и начнут войну – вот это агрессия».

Как выяснилось дальше, под вражескими «отрядиками» Александр Григорьевич подразумевал становящиеся, увы, все более регулярными «заходы» украинских диверсионно-разведывательных групп на нашу территорию. Чаще всего – в Белгородскую и Брянскую области.

О таких акциях белорусский лидер высказался пренебрежительно: «То, что они (бандеровцы – „СП“) делают в Белгородской области – это еще не агрессия, далеко не агрессия против России. Это очень ощутимая, сильная провокация, где мы не дорабатывали. Сейчас начали дорабатывать, сейчас впряглись в эту проблему противную. Неприятно, но это война. Но уже боятся заходить группами».

Правда, с той поры выяснилось, что не так уж наши противники и «боятся». Они с каждым месяцем наращивают удары по территории России. Ощутимее всего – по Крыму и Севастополю, высокоточными крылатыми ракетами британского и французского производства.

Эти удары уже привели к крайне болезненному для России фактическому уничтожению нескольких крупных боевых кораблей (БДК «Минск» и ДЭПЛ «Ростов-на-Дону»), а также здания штаба Черноморского флота прямо в его главной базе. Как следствие – основные силы ЧФ минувшей осенью пришлось экстренно вывести из Севастополя и рассредоточить по причалам Феодосии и Новороссийска.

Но враг, к сожалению, потихоньку достает нас и там. Свидетельством чему стала гибель 26 декабря 2023 года БДК «Новочеркасск» у феодосийского причала в результате прямого попадания в него крылатой ракеты типа Storm Shadow.

Можно ли все эти тщательно спланированные и профессионально подготовленные с участием всех видов разведки стран-членов НАТО высокоточные удары называть «еще не агрессией, далеко не агрессией против России»?

Можно ли отнести к той же категории, скажем, успешную атаку украинских беспилотников в ночь на 21 января на занятый производством газоконденсата завод компании «Новатэк» в порту Усть-Луга в Ленинградской области, за тысячу километров от Украины?

Или настоящая агрессия против России – это только и исключительно сухопутные операции наподобие перехода 600-тысячной вражеской армии через реку Неман, как в июне 1812 года? С чего, напомню, началась наша первая Отечественная война, против Наполеона?

Но с той поры минуло больше двух веков. Так сейчас вообще никто не воюет. Даже йеменские хуситы.

Вспомним хотя бы Ливию 2011 года, разгромленную вообще безо всякого участия сухопутных войск НАТО. Французские, британские и американские боевые самолеты, а также крылатые ракеты альянса быстро поставили эту страну на колени. И она не в состоянии подняться до сих пор.

Это разве не была масштабная агрессия в ее наиболее зверском и безнаказанном виде?

Поэтому, конечно, можно спорить, какого именно масштаба и направленности удары ВСУ по территории России в недалеком будущем Минск станет считать достаточным поводом для реального выполнения своего союзнического долга. И, как следствие, после этого немедленно прикажет поднимать свою армию по боевой тревоге для ввода в сражение на Украине.

Но, как представляется, если руководство Белоруссии решит, как положено, ответственно отнестись к собственной новой Военной доктрине, то где-то после апреля 2024-го ждать этого долго не придется. Во всяком случае, Украина и НАТО с кровавыми поводами на территории нашей страны явно не задержатся. В таком случае вопросы могут быть лишь в твердости и решимости лично Александра Лукашенко.

Сергей Ищенко

Поделиться: