Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»

Магия термоядерной даты - 18 февраля

20 февраля 2015
Просмотров: 3954

Магия термоядерной даты - 18 февраля

Происходящие в последние дни в Лэнгли события почти непроницаемо удерживаются внутри лавочки. Во всяком случае абсолютно ничего не просачивается в СМИ. Сопровождавшиеся фотоснимками сообщения «партии чаепития» и нескольких конспирологических ресурсов о блокировании полицией въездов на территорию штаб-квартиры ЦРУ не получили никакого продолжения или вразумительного объяснения.

Практически одновременно с вмешательством Секретной службы 18 февраля в Разведывательном центре имени Джорджа Буша-старшего, в тот же день всплыла информация New York Times, что Барак Обама намерен назначить бывшего начальника своей личной охраны Джозефа Клэнси, давно уже временно исполняющего обязанности, официальным главой этой службы.

На фоне недавней острой фазы открытого противостояния ТАСС 18 февраля заявляет, что «Директор ФСБ РФ Александр Бортников примет участие в саммите по противодействию насильственному экстремизму, который проходит 18-19 февраля в Вашингтоне». Раньше не знали о планах Александра Васильевича? Строго хранит ФСБ ужасные тайны.

На пресс-конференции в Госдепе 18 февраля любимица нашей публики, какая-то девица со скошенными к носу от постоянного вранья глазами, вдруг оказалась «не готова объявить о новых санкциях или о планах по введению таких мер». Даже о планах не готова? Удивительно. Прежде была всегда готова.

В «политическую пепельную среду» 18 февраля федеральный канцлер Меркель выразила заботу о судьбе Украины: «Правительства Германии, Франции и других европейских стран должны принять все меры для того, чтобы у Украины была возможность идти собственным путём и сохранить территориальную целостность. Но при этом мы хотим, чтобы Россия снова стала нашим партнёром. Мы хотим делать это вместе с Россией, а не против неё». «Снова» — значит, прежде хотели против? Или хотели, но не немцы?

18 февраля вспорхнуло много подобных ласточек. Предвещают весну? 18 февраля президент Украины Пётр Порошенко посетил расположение вышедших из Дебальцево оставшихся в живых, и вручил государственные награды. Командир 128-й Мукачевской горно-пехотной бригады Сергей Шаптала получил звание Героя Украины «за проявленный героизм в защите территориальной целостности и суверенитета и высокий профессионализм во время боевых действий в Дебальцево».

И всё?! Успешно защитили территориальную целостность, потому и ушли? Впрочем, когда караван поворачивает назад, впереди оказывается хромой верблюд — и ни г-н Порошенко, ни освещавший событие censor.net.ua ни словом не упомянули о коварных происках российских агрессоров, грубо поправших в Дебальцево достигнутые в Минске соглашения. Хотя какой был повод! Но караван, оставшись без погонщика, сворачивает домой.

Прежде, чем высказать свои предположения о том, что же произошло 18 февраля, необходимо прояснить возникшие у некоторых читателей соображения, ответив на поступающие на сайт вопросы. Говоря об «относительно компактном» термоядерном заряде, я довольно точно процитировала слова источника. Речь шла о смертельно серьёзных вещах, и мне было не до уточнений, что он понимает под «относительной» компактностью.

На мой непросвещённый взгляд это могло, к примеру, означать, что для доставки заряда можно обойтись MTVR производства Oshkosh Defense с колёсной формулой 8×8 и грузоподъёмностью 16,5-тонн, что позволяет избежать необходимости расходования при взрыве пятиосной машины с колёсной формулой 10×10. Или что угодно в этом роде, я не отвечаю за логистику в ЦРУ.

Других читателей удивила фраза об уничтожении «Исламского государства», хотя далее я пояснила, что речь шла о взрыве, «который уберёт партнёров — лишних свидетелей торговли «кровавой нефтью». http://pravosudija.net/article/lengli-podoplyoka-sobytiy

Я не знаю, сколько из соратников халифа Ибрагима работают непосредственно с американскими энергетическими компаниями, но представители этих компаний в курсе. Им вполне достаточно ликвидировать всех или большинство из тех, кто обладает инкриминирующими сведениями. Например, когда все они соберутся в одной деревне.

Тем более, что основной целью операции было отнюдь не полное уничтожение ИГИЛ, а заражение местности ради дальнейшего извлечения прибылей из последующих подрядов на ликвидацию последствий. Последний вопрос касается фразы «с точки зрения технологии речь идёт о "грязном" термоядерном заряде, оптимизированном под максимальную площадь радиационного заражения». Прошу прежде, чем задавать вопросы, внимательно читать пост. Речь идёт не о так называемой «грязной бомбе», а именно о том, что написано.

Правда, другие люди, начитавшись американской популярной прессы полувековой давности, полагают, будто заражение в результате термоядерного взрыва слабее, чем от атомного, тогда как всё зависит как раз от выбранной технологии. При включении в водородную бомбу элементов из урана-238 радиоактивное загрязнение увеличивается в разы, а иногда и на порядок. Мощность взрыва также возрастает в разы.

Так или иначе, в данном случае речь пошла не о сообщениях с места событий, а о вопросах читателей и ответах, никак не связанных с донесениями источников. Поскольку мы уже ступили на эту дорожку, которой в новостных сообщениях всячески стремлюсь избегать, воспользуюсь случаем, чтобы высказать собственные соображения о ласточках. То есть, о том, что на мой взгляд произошло 18 февраля.

По сообщению агентства «Интерфакс» от, никуда от этой даты не деться, 18 февраля, Александр Бортников во главе российской межведомственной делегации вылетел в Вашингтон на саммит по противодействию насильственному экстремизму. Мы об этом уже знаем, только «Интерфакс» добавляет: «по поручению российского президента Владимира Путина».

Некоторые комментаторы подозревают меня в зазнайстве. Я, разумеется, в курсе, что initium omnis peccati superbia, но всё же надеюсь, что богословы ошибаются: гордость и гордыня — немножко разные вещи. Даже если это не так, моя гордыня не простирается столь далеко, чтобы на секунду предположить, будто мне известно о происходящем в Лэнгли нечто такое, что ускользнуло от Путина. Ну хотя бы потому, что Игорь Дмитриевич Сергун и Михаил Ефимович Фрадков докладывают Владимиру Владимировичу, а мне почему-то нет.

На Вашингтонском саммите по противодействию экстремизму собрались коллеги Александра Васильевича. В первую очередь, местные. Театр начинается с вешалки: представителей иностранных государств во время их визитов охраняет Секретная служба. Саммит проходит в Белом доме, который те же ребята охраняют, выступают там все от Пан Ги Муна до Обамы, и тематика подходящая: собрались все, кто нужен.

На представление я не стремилась, потому что и без того нетрудно себе представить, что там показывают. Тем более, театральные критики не рекомендуют. Вот что пишет для ВВС под заголовком «Саммит по экстремизму: слишком мало, слишком поздно, слишком хаотично?» сходившая туда аккредитованная при Белом доме Тара МакКилви: «Саммит в Белом доме по противодействию насильственному экстремизму был подвергнут критике за то, что был плохо организованным и поспешным. Сможет ли он достичь хоть чего-нибудь, существенного или поверхностного?».

В этом сообщении меня, например, больше всего заинтересовало пожалуй, самое важное из того, что было продемонстрировано почтеннейшей публике: «Мэр Парижа Анн Идальго выступала на спотыкающемся английском на саммите Белого дома в среду — но её сообщение было откровенным. "Когда мы вместе, мы наиболее сильны"... Она была одета с французским шиком в обтягивающие чёрные брюки и чёрный топ с тёмным жакетом, и эта цветовая гамма овладела мрачным настроением в помещении».

В результате посещения официальной части саммита Александр Васильевич сможет, не заезжая в Европу, доложить Татьяне Борисовне, что теперь носят в Париже. Пожалуй, это самая важное, что было вынесено с официальной повестки дня.

Однако неофициально кое-что было даже внесено. Не в общей аудитории, а за столом, за которым сидели несколько серьёзных мужчин в деловых костюмах. Почему-то вспомнились классические пьесы в современных интерьерах: «Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие»...

Один показал другому несколько материалов, которые в уголовном процессе принято называть доказательствами, не забыв упомянуть, что приберёг кое-что ещё. Припомнив вскользь общих знакомых в прессе и в дипкорпусе, которые отдали бы правую руку, чтобы взглянуть на это богатство хоть одним глазком, он с наигранным удивлением оглядел остальных присутствующих. Вижу, что не догадываетесь, о чём мы здесь беседуем с вашим коллегой и соотечественником. Простите, мне необходимо на полчаса отлучиться.

Возвратился он ровно через 30 минут, застав разведчика в позе искреннего покаяния. Не желаете попросить о политическом убежище? Могу посодействовать, мой помощник присмотрел неплохой домишко под Магаданом. Там вы почувствуете гораздо комфортнее, чем дома.

Лица и позы контрразведчиков и прочих правоохранителей выражали неподдельный шок. Господа, вы чувствуете себя не в своей тарелке, сидя в восьми милях от снаряжённой водородной бомбы, приведённой в боевую готовность? У нас говорят: двум смертям не бывать, одной не миновать. У вас ещё короче: a man can die but once. Я-то ведь знал, но приехал.

Хуже другое. Представляю себе, что произойдёт, если эта история выплывет наружу. Речь идёт о нарушении всех договоров по контролю над ядерным оружием. Странная идея: взорвать подобное устройство на территории третьей страны. Дружественной вам. Что вы скажете персам на переговорах о нераспространении? Кто вообще будет вести с вами переговоры? И какое нераспространение? Весь мир бросится делать бомбу, чтобы защититься от вас.

Мы здесь собрались, чтобы поговорить о сотрудничестве. Теперь даже западные коллеги предпочтут иметь дело с КГБ Республики Беларусь или с 35 хо силь КНДР — не с американцами же? Впрочем, я не приехал сюда вас наказывать. Я вас прекрасно понимаю, проколы бывают у всех. Вот, набросал список того, с чем должен вернуться к боссу. Просто бизнес, ничего личного.

Кстати, мы засиделись, надо бы появиться в аудитории. Небольшое личное пожелание: у меня идиосинкразия, не люблю слушать про санкции.

Так совпало, что о санкциях, впервые за множество саммитов, действительно не упомянули, но эту беседу я выдумала от первого до последнего слова. Только мне бабушка наворожила: мои выдумки почему-то сбываются. А кадровых решений подождём несколько месяцев, когда очень громкий шум в очень-очень узких кругах немного поутихнет.

Татьяна Волкова