Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

«Ранения» украинских «героев» как индикатор ситуации на фронте

5 февраля 2015
2 384
«Ранения» украинских «героев» как индикатор ситуации на фронте

Ситуация под Дебальцево становится все запутаннее и опаснее. Об угрозе возникновения «дебальцевского котла» заговорили еще в середине января. И все это время украинское военное руководство отчитывалось об отсутствии реальной опасности. А ополченцы в конце января сообщили — котел уже закрыт, украинские военные в окружении. Города, которые оказались внутри котла, фактически находятся под обстрелами с двух сторон. Украинская армия бросила достаточного много сил, чтобы прорвать окружение. К тем, кто оказался внутри котла, в качестве подкрепления отправляли колонны боевой техники и обозы с продовольствием, оружием и снарядами. Колонны идут в основном из Артемовска — он подконтролен украинским войскам. Однако трасса Артемовск — Дебальцево уже находится в зоне обстрелов артиллерии ДНР. Потому колонны часто попадают под обстрелы со стороны ополченцев. В некоторых случаях подмоге приходится поворачивать назад, иногда прорываться удается. Это, собственно, и дает возможность украинским силовикам говорить об отсутствии котла.

«Дебальцево не находится в окружении, украинские военные продолжают удерживать позиции. Численность военных в Дебальцево достаточная, чтобы удерживать позиции. Подразделения, предоставленные в помощь нашим бойцам в Дебальцево, контратакуют врага и не дают ему закрыть так называемый дебальцевский котел», — заявил 2 февраля спикер АТО Андрей Лысенко. Впрочем, он признался, что ополчение атакует украинские позиции сразу с 4 сторон. «Враг за минувшие сутки совершил несколько попыток с разных сторон атаковать наши позиции в Дебальцево. Эти атаки были со стороны Фащевки, Углегорска, Алчевска и Первомайска», — сказал Лысенко.

А в ДНР сообщают о том, что мелкие прорывы из окружения есть, а вот крупные прорывы оказываются провальными. «В районе Дебальцево была попытка прорыва, которая успешно ликвидирована. Если считать мелкими группами, которые пытаются просочиться, то их очень много. А если крупными соединениями, зафиксировали таких четыре», — заявил заместитель командующего корпусом министерства обороны ДНР Эдуард Басурин.

В любом случае ситуация под Дебальцево остается крайне напряженной. В Киеве уже говорят об опасности повторения «иловайской трагедии» — крупнейшего поражения украинской армии в Донбассе в августе 2014 года, когда в «котле» погибли как минимум несколько сотен украинских солдат. Кстати, точных данных о потерях там по-прежнему нет. Например, глава парламентской следственной комиссии по расследованию трагедии Андрей Сенченко 9 октября заявил: «По нашим данным, по состоянию на 23 июля в секторе Д было 4000 бойцов, на утро 23 августа их оставалось 600». 20 октября он привел другие оценки. «Косвенные оценки говорят, что суммарные потери только при прорыве из окружения превысили 300 человек убитыми… Пропавших без вести 65, пленных 98, из которых трое — это пленные из батальона „Донбасс“, судьба которых на сегодня неизвестна», — сказал Сенченко.

И вот между Иловайском и Дебальцево уже проводят параллели. 19 августа комбат «Донбасса» Семен Семенченко заявил о взятии Иловайска под контроль украинских солдат. «Мы в Иловайске. Вчера батальон „Донбасс“, отдельная рота батальона „Днепр“, 2-й взвод батальона „Азов“ вели тяжелые бои на подступах к городу. Встретив ожесточенное сопротивление, неся потери, „Днепр“ и „Азов“ закрепились на подступах к городу. Своё дело сделали на отлично. Ударные части батальона „Донбасс“, сметая блокпосты террористов, вошли в город с нескольких направлений и до 19:00 взяли под контроль восточную часть города», — сообщил тогда Семенченко. Но буквально сразу после этого министр внутренних дел Украины Арсен Аваков сообщил, что Семенченко был ранен и его эвакуировали. А после этого котел закрылся окончательно…

Сейчас под Дебальцево уже народный депутат Верховной рады Украины Семен Семенченко опять заявил о «контроле» ситуации и опять был ранен, и опять… выбрался из окружения. Судя по всему, обстановка под Дебальцево действительно крайне опасна для украинских военных. При этом сведения о ранении депутата-комбата — противоречивые. Пресс-служба «Донбасса» сообщает: «З1.01 командир батальона Семен Семенченко участвовал в проведении операции по деблокированию батальона „Свитязь“. В ходе операции был контужен. Сегодня утром при попадании в ДТП состояние Семена Семенченко ухудшилось. Ему была оказана медицинская помощь».

«Семен сравнительно легко отделался — сломаны ребра, и их осколками пробило левое легкое. Плюс контузия. При этом погибло двое ребят, которые были с ним в одной машине. Сделали дренаж легкого. Жить будет», — сообщил народный депутат Украины Антон Геращенко. «У Семенченко — сотрясение мозга и ушиб грудной клетки, водителю „санитарки“ оторвало голову, есть 300-е. Ребята из нашей роты были на ДТП. После обеда нардепа забрал начмед АТО. Я один из тех, кто загружал Семена в „санитарку“. Никакая это не контузия», — это информирует замкомандира первой медроты им. Пирогова Национальной гвардии Украины Олег Войцеховский.

Стоит особо отметить, что украинские политические «медиагерои» достаточно часто используют схему с «ранениями».

Сам Семенченко — уже не впервые. Ранее стало известно о ранении Дмитрия Яроша — главы «Правого сектора». Использует эту же схему и секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов. Во время одного из визитов его в зону «АТО» СМИ «по секрету» сообщали, что он попал под обстрел. А еще зимой 2014 года, во время наибольшей эскалации событий на Майдане, с главной сцены протестов заявили о том, что милицейский снайпер ранил Турчинова. Но впоследствии о его ранении даже не вспоминали.

Еще один «герой Майдана» — сотник, а сейчас депутат парламента Владимир Парасюк. Заявив о ранении в голову и руку, он несколько раз давал интервью, и каждый раз повязки были на разных местах. Он же известен на Украине тем, что «побывал в российском плену», где «хитро обманул» якобы допрашивавших его сотрудников ФСБ, которые не узнали, с кем имеют дело, и отпустили Парасюка.

Потому, по крайней мере, в существовании некоторых ранений возникают сомнения. Зато «ранения» удобно позволяют избежать ответственности.

Еще немаловажно, что и трагедия под Иловайском, и угроза котла в Дебальцево произошли при одном и том же руководителе — главе Генштаба ВСУ Викторе Муженко. Его считают ставленником Петра Порошенко. После Иловайска был уволен министр обороны Валерий Гелетей, а вот Муженко остался. При этом в последнее время сообщается о том, что Муженко находится непосредственно на фронте, например, лично руководил операцией в донецком аэропорту. Возьмут ли на вооружение медиа-ранения кадровые генералы ВСУ? Вопрос пока завис в воздухе…

Поделиться: