Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Русские вели себя дружелюбно

749

Свидетельство «западенца»: русские вели себя исключительно вежливо и дружелюбно

Мемуары галичанина о событиях Первой мировой войны в Восточной Галиции, о зверствах австрияков и человечности русских. Но упоротый русофоб все равно мечтал о возвращении первых, называя их «нашими», а русских «оккупантами»...

«Русские вели себя исключительно вежливо и дружелюбно», – свидетельство «западенца»

Автор – Андрей Сумный

Иногда и из мутного источника может течь чистая вода. Редко такое случается, но бывает. И точно также бывает, что из сомнительного источника информации можно узнать истину.

В данном случае я имею в виду издания украинской диаспоры в Канаде. Как правило, они насквозь лживые и до отвращения русофобские. Однако попадаются исключения.

Иногда и из мутного источника может течь чистая вода. Редко такое случается, но бывает....

На днях довелось мне ознакомиться с очередным сборником мемуаров участников так называемого «украинского освободительного движения». Издан был сборник в Торонто, ещё в 1960-х годах. Естественно, на украинском языке. И мало чем отличается от других подобных сборников на якобы историческую тему. Кроме, разве что, одного воспоминания.

Его автор – Степан Бигун. Сегодня эти имя и фамилия вряд ли скажут что-либо большинству читателей. Между тем, мемуары его интересны. Потому, что откровенны и правдивы. Галичанин по происхождению, Бигун рассказывает о событиях Первой мировой войны на своей малой родине.

Тогда, как известно, Восточная Галиция входила в состав Австро-Венгрии. И в 1914 году стала ареной противостояния между австро-венгерской и российской армиями.

Свидетельство «западенца»: русские вели себя исключительно вежливо и дружелюбно

Сначала мемуарист рассказывает об австро-венграх, выдвинувшихся к границе, чтобы якобы защищать страну от русских завоевателей.

«Население было так напугано, – пишет он, – что как только приближались австрийские части, то все прятались по хатам, закрывались там и сидели тихонько».

Автор вспоминает, как австро-венгерские «защитники» убили его односельчанина, простого крестьянина, возвращавшегося после полевых работ домой к маленьким детям. Расстреляли только за то, что тот назвал себя русским (в то время так себя называли все коренные жители края).

И как подвергли групповому изнасилованию его 29-летнюю соседку, у которой расположились на постой. Изнасиловали «позорным, диким способом», на глазах у двух маленьких детей и престарелой свекрови (муж несчастной женщины, перед тем, был мобилизован в армию, где, кстати, сражался за Австро-Венгрию).

И как те же «защитники» повесили двух стариков, явившихся, чтобы как-то усовестить насильников.

«Таких случаев, – замечает автор мемуаров, – было по сёлам очень много».

Наказание наступило быстро. На следующий день указанная австро-венгерская часть была наголову разгромлена наступающими русскими войсками и погибла полностью. После чего в село пришли русские казаки.