Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Украина: Террор вооруженных банд достигает критической точки, что дальше?

13 января 2017
2 189
Обзор основных провалов украинской политики в 2016 году

Смена правительства

Уже в самом начале 2016 года оказалось, что к Яценюку и его правительству, что называется, «накопились вопросы». Кабмину припомнили всё — реформы и отсутствие их результата, падение экспорта, промпроизводства и собираемых налогов в 2014—2015 гг., рост нищеты и безработицы. Отдельной претензией стал «Европейский вал» на границе с РФ, оказавшийся по факту хлипким проволочным забором, и то — далеко не везде.

С другой стороны, всё это известная условность. Т. е. перечисленное действительно существует, однако вряд ли оно стало неожиданностью для всех участников процесса. Яценюк изначально называл свой Кабмин «правительством самоубийц» в том смысле, что политику, пекущемуся о рейтинге, входить в него крайне нежелательно. Вероятно, кстати, что это было одной из причин высокой насыщенности правительства «варягами»: им нечего переживать о своей репутации. Более того, Порошенко и Яценюк могли изначально договориться о том, что в нужный момент последний сойдёт со сцены, забрав с собой весь негатив (по крайней мере, оценивая ситуацию со стороны, можно сделать такой вывод).

2 / 6 На выход
Иван Шилов © ИА REGNUM
На выход

Однако просто так Яценюк уходить из украинской политики не собирался. Даже несмотря на негативную оценку работы его правительства депутатами, в феврале голосование по отставке премьера было провалено, и ещё два месяца, до середины апреля, стороны провели в торгах. В результате «Народный фронт» Яценюка сохранил пост главы МВД в новом правительстве. Также партии обменялись постами премьера и спикера: один из любимых протеже Порошенко Владимир Гройсман ушёл руководить новым Кабмином, а его место во главе парламента занял «фронтовик», в ходе госпереворота зимой 2014 года выполнявший функцию «коменданта Майдана» Андрей Парубий.

Однако уже первые сто дней нового Кабмина показали, что Яценюка стоило бы продержать в качестве главы правительства до лета. Предпринимателям первые сто дней запомнились блокировкой возмещения НДС (за счёт этого был выполнен план по сбору налогов), всем остальным жителям — серьезным повышением цен на газ и отопление, за которыми вверх поползли и другие тарифы.

Обозреватели отмечали, что при себестоимости добычи и доставки газа к конечному потребителю в районе 180−190 долл. за тыс кубометров, тариф был равен 275 долл. Заложенные почти 100 долл. маржи — это прибыль «Нафтогаза Украины», правительство пытается уйти от многолетней практики дотационности компании. Не все так просто обстоит и с субсидиями, которые должны компенсировать негатив от высоких тарифов. В настоящее время, по словам вице-премьера Павла Розенко, они назначены 6,7 млн семей Украины. Вообще же в правительстве были готовы к 9 млн просителей, однако это декларации, неясно, в какой степени подкрепленные бюджетом. Осенью 2016 года именно новые тарифы стали главной причиной для проведения акций протеста против политики правительства Гройсмана. Однако на поверку оказалось, что их массовость и угроза правительству были несколько преувеличены. Те же субсидии, кроме экономической, несут важную социальную функцию, раскалывая потенциальный протест. Для тех, кто и более низкие тарифы оплачивал с трудом, фактически ничего не изменилось, за них платит правительство, т. е. протестовать причины как бы и нет

Бывший премьер надолго исчез из фокуса внимания СМИ. Летом появилась информация о том, что Яценюк с семьёй перебрался в США, распродав украинскую недвижимость и бизнес.

«Отставка правительства Яценюка — важный успех Порошенко в 2016 году, — утверждает политолог Василий Стоякин в эксклюзивном комментарии для ИА REGNUM.Нынешнее правительство практически полностью контролируется президентом, за исключением МВД, которое возглавляет Арсен Аваков. И даже если Гройсман захочет играть самостоятельную роль, у него ничего не выйдет — нынешняя парламентская коалиция ни одного решения своими голосами не приняла, а текущие коалиции формируются в администрации Порошенко. Таким образом, на Украине президент де-факто стал главой исполнительной власти».

Ситуация в Верховной раде и вероятность досрочных выборов в 2017 году

«Тотальное переформатирование Кабинета министров должно происходить на основе действующей коалиции в составе «Солидарности», «Народного фронта», «Самопомичи» и «Батькивщины», — заявил в феврале 2016 года Пётр Порошенко. Так оно в общем-то и случилось, однако после этого коалиция перестала быть такой уж цельной.

Причины этого достаточно хорошо описал в эфире радио «Голос Столицы» украинский политолог Владимир Цыбулько: «БЮТ, по мнению лидеров этой политсилы, имеет реального финалиста президентской кампании, поэтому любое союзничество с нынешней президентской политсилой просто уничтожает шансы их кандидата. Но другие политсилы, понимая, что у Порошенко перспективы переизбрания на второй срок вырастут в ближайшее время, все-таки, по-видимому, пересмотрят свою позицию и искать союзничества в коалиции».

Так оно, собственно, и есть. Тимошенко и раньше не являлась большой любительницей Порошенко, достаточно вспомнить их отношения периода 2005 года, закончившиеся скандалом и отставкой обоих (Тимошенко — с поста премьера, Порошенко — с поста секретаря Совнацбеза). Хорошим показателем может быть голосование фракции Тимошенко в ВР по ключевым вопросам этого года: по назначению Гройсмана и за бюджет-2017. В обоих случаях фракция не дала ни одного голоса «за».

«Другие политсилы», о которых говорит Цыбулько, — депутатские группы «Возрождение», «Воля народа» (обе фактически экс Партия регионов) и фракция Олега Ляшко. Это союзники ситуативные, голосующие в парламенте в обмен на деньги или услуги, однако исправно поддерживающие голосами коалицию.

6 / 6 Гройсман
Иван Шилов © ИА REGNUM
Гройсман

Отходит от поддержки Порошенко и «Самопомощь», формальным лидером которой является мэр Львова Андрей Садовый. Партия не голосовала в апреле за Гройсмана, дала лишь пять голосов за бюджет. Осенью БПП и «Самопомощь» схлестнулись в противостоянии относительно целесообразности введения визового режима с Россией (этот вопрос расколол тогда и президентскую партию, однако в результате БПП голосовал «против»). Общий итог примерно таков: партии с рейтингом, собственной избирательной нишей, ярким лидером постепенно отдаляются от президента, чтобы не набрать негатива на его поддержке. Кучкуются около главы государства политсилы, чей рейтинг высажен в ноль («Народный фронт») или фракции из мажоритарщиков («Воля народа»).

Что касается внеочередных выборов, то, судя по словам Порошенко на новогоднем партийном корпоративе, которые попали в СМИ, — в коалиции есть устойчивый консенсус не допустить их ни в коем случае. Однако, на всякий случай у президента подстраховались и заложили в бюджете 3 млрд гривен на «социально-экономическое развитие регионов». По сути же эти деньги пойдут на округа мажоритарщиков БПП, а также ряда входящих в коалицию и голосовавших за бюджет депутатов.

Что касается процедурных моментов, то есть два основных способа устроить внеочередные выборы в ВР: сложение мандатов 150 депутатами парламента или же длительное политическое противостояние с протестными акциями и блокированием парламентской трибуны. Оба способа предполагают возможное, хотя и маловероятное событие: крепкий союз Тимошенко и «Оппозиционного блока». Обеим партиям будет непросто объяснить этот ход своим избирателям.

«Досрочные выборы сегодня маловероятны, потому что все участники коалиции в Верховной раде не могут рассчитывать после них на улучшение положения в парламенте, — отмечает в комментарии ИА REGNUM политический эксперт Семён Уралов.Поэтому нынешняя неустойчивая коалиция устраивает всех. Пётр Порошенко сохраняет влияние на правительство, а больше ни для чего Верховная рада по большому счету не нужна. Как показала смена правительства Яценюка на правительство Гройсмана, в целом администрация Порошенко ситуацией управляет. Заинтересованы в перевыборах «Оппозиционный блок» и Юлия Тимошенко. Однако, ни те, ни другие не имеют реальных возможностей их приблизить. Поэтому единственная возможность перевыборов — внешние факторы. Либо катастрофическая ситуация в экономике и острый кризис вроде дефолта или краха национальной валюты. Но как показал 2016 год, при сохранении внешней помощи украинское правительство будет удерживать ситуацию в экономике. Как показывает опыт Молдавии, Грузии и Таджикистана, деградация производства может продолжаться бесконечно долго, а экономически активное население просто уезжает».

Казус Трампа

Ярким примером глупости представителей Киева может служить история, в которую в 2016 году попала не только дипломатическая служба, но и вся Украина в связи с победой Дональда Трампа на выборах президента США. Мало того что политический класс Украины откровенно и заранее поставил на победу Хиллари Клинтон (не стесняясь это демонстрировать), так ещё украинские политики (депутаты президентской фракции, глава МВД) позволяли себе довольно хамские выпады против него. Народный депутат Сергей Лещенко, порвавший с политсилой президента, однако всё ещё являющийся депутатом фракции БПП, подготовил журналистское расследование, следствием которого стал уход главы избирательного штаба Трампа Пола Манафорта с должности в разгар предвыборной гонки. Лещенко был весьма горд результатом, предсказывал, что Манафорт (в 2006—2011 годах консультировал Виктора Януковича и его партию во время избирательных кампаний) и, соответственно, Трамп уже не оправятся от такого удара. В результате оказалось, что депутат фракции президента Украины умудрился насолить новому президенту США. Более того, в декабре глава Национального антикоррупционного бюро Украины Артём Сытник дал интервью одному из украинских изданий, в котором, в частности, заявил, что материалы, на которых основывалось исследование Лещенко, — фальшивка.

3 / 6 Дональд Трамп
Gage Skidmore
Дональд Трамп

В результате после победы Трампа оказалось, что у Украины нет контактов с новым лидером США: ни украинское посольство в Вашингтоне, ни МИД более чем за год, прошедший с момента выдвижения кандидатов, не озаботились этой проблемой. Зато с Трампом оказался знаком Саакашвили, чем он немедленно поспешил похвастаться — отчасти, чтобы ещё более «уесть» Порошенко.

«Украинские правящие элиты стали заложниками ситуации, в которую сами загнали себя, — считает Семён Уралов. — Легитимность власти людей, занявших высшие посты в ходе переворота, базировалась на поддержке со стороны США и Евросоюза. Для администрации Обамы украинский проект стал невероятным успехом — Украина стала инструментом давления на Россию. Правящие украинские элиты в обмен на внешнюю поддержку согласились выполнять самую грязную работу. Ради этого они не побрезговали начать гражданскую войну на собственной территории. При этом, несмотря на весь воинственный пафос, за Крым никто бороться не рискнул.

Очевидно, что Киев попал в критическую зависимость от США. Поэтому власть в Киеве понимает, что при утрате интереса США к украинскому кризису ситуация может кардинально измениться. Это объясняет, почему киевские элитарии так истерично поддержали Хиллари Клинтон. Боязнь, что после смены администрации в США Киев останется наедине с Москвой, двигала украинской властью. Самое забавное, что украинские политики всерьёз поверили, что их выступления против Трампа и в поддержку Клинтон имеют какое-то значение. Конечно же, никакого политического значения эти телодвижения украинских элит не имеют, но зато хорошо демонстрируют их истинные страхи. Более всего на свете украинские элиты боятся потерять поддержку со стороны США и остаться наедине со своими проблемами. Думаю, что с таким подходом Киев сможет найти общий язык и с администрацией Трампа. Пока украинские элиты готовы быть инструментом давления на Российскую Федерацию, они будут интересовать Вашингтон и Брюссель», — анализирует эксперт перспективы развития отношений.

Исход варягов и судьба Саакашвили.

2016 год стал для Украины ещё и годом смены команды варягов. На смену грузинскому десанту приходит польский.

Политолог Константин Бондаренко предсказал исход грузин из правительства Украины ещё в начале марта 2016 года. Правда, он связал его с парламентскими выборами в Грузии и возвратом залётных политиков туда. Исход грузинских варягов прошёл в два этапа. Весной ВР отправила в отставку замгенпрокурора Давида Сакварелидзе (март). Замминистра внутренних дел Эка Згуладзе подала в отставку сама (май). Осенью правительство покинули руководитель Нацполиции Хатия Деканоидзе, начальник одесской полиции Георгий Лорткипанидзе, а также самый главный варяг — глава Одесской областной государственной администрации Михаил Саакашвили (все в ноябре).

4 / 6 Саакашвили
© ИА REGNUM
Саакашвили

Официальная причина ухода у каждого своя, ближе всего к истине она просматривается в заявлении Саакашвили, сделанном им в Одесском порту: конфликт с Петром Порошенко и, если шире, попытка Саакашвили и его команды играть собственную партию в украинской политике. Его «Рух нових сил» («Движение новых сил») официально пока ещё не зарегистрировано, что не мешает Саакашвили собирать протестные акции с яркой антипрезидентской риторикой. В партии ещё размышляют, каким именно способом будут «легализироваться»: покупкой и переименованием существующей партии (самый распространённый на Украине способ), регистрацией партии с нуля или же слиянием с равноправной партией-партнёром. Что касается последнего варианта, то летом в качестве такого партнёра рассматривался «Демальянс». Однако стороны не сошлись по условиям: в «Демальянсе» коллективное лидерство, а Саакашвили, разумеется, будет строить партию лидерского типа. В последнее время ходят слухи о варианте объединения с «Самопомощью» мэра Львова Андрея Садового (тем более что сам Садовый — не более чем витрина партии, её настоящие собственники в тени): партия относится к числу условно оппозиционных Петру Порошенко, что показало, например, голосование за бюджет-2017.

Но вместо одних варягов пришли другие. 2016 год — время польского десанта в министерстве инфраструктуры и подчинённых ему ведомствах. В апреле новый глава правительства поставил руководить «Укрзализницей» экс-главу правления PKP Cargo (грузовое подразделение польских железных дорог) Войцеха Балчуна (а он привёл с собой несколько человек в набсовет компании). Затем осенью компанию «Укравтодор» возглавил Славомир Новак — бывший министр транспорта и водного хозяйства Польши.

Причин для назначения новых варягов несколько. Во-первых, подтвердить верность правительства Украины курсу реформ. Во-вторых, обе коипании, «Укрзализниця» и «Укравтодор», давно имеют славу коррупционных дыр, а МВФ требует эти дыры латать. В-третьих, как раз в 2016 году системный кризис в перевозках обнажился до такой степени, что очевиден даже «невключённому» наблюдателю. Разруха в транспортной отрасли начинает ощутимо влиять на уменьшение валютной выручки экспортёров. Отрасли срочно нужны инвестиции: новые дороги, новый подвижной состав. Задача польских варягов — быть своего рода гарантами того, что деньги не исчезнут в неизвестном направлении.

Работу Новака оценивать пока рано, а вот Балчун уже успел вкусить прелестей работы на Украине сполна: медиаатаки, обыски Генпрокуратуры, угрозы создания специальной следственной комиссии ВР. Одни недовольны им из-за процветающей коррупции (дефицитные вагоны, по словам участников рынка, можно получить без проблем, если прибавить 5−20% к тарифу). Другим же, по всей видимости, мешает как раз то, что некоторые схемы он всё-таки прикрыл.

Гройсман дал время Балчуну проявить себя до апреля 2017 года. Пока что единственные реформы от польского железнодорожника — отмена занавесок в поездах, русского дублирования объявлений на вокзалах и анонсированное на начало 2017 года подорожание грузовых тарифов и пассажирских билетов. Его земляка из «Укравтодора», вероятно, будут экзаменовать в конце следующего года.

Как считает политолог Василий Стоякин, попытка США сформировать «переходящую элиту», которую можно было бы ставить в любой стране по своему выбору, провалилась. «Варяги» проиграли борьбу местным элитам. Проект закрыт. Маша Гайдар может ехать на родину — стать министром соцобеспечения Венесуэлы или Филиппин у неё уже не выйдет. Саакашвили же постарается побороться за место под солнцем на Украине. В Грузию у него вернуться не получится. Думаю, какое-то время он просуществует и даже проведет группу депутатов в следующий состав Рады. Но премьером не станет», — прогнозирует эксперт.

Чем дышит общество

Если искать сквозное определение для всех предыдущих пунктов, то самым подходящим будет «бардак». Нет, с порядком на Украине и раньше было не слишком хорошо, однако «евромайдан» отменил даже ту видимость, которая была ранее. Писаные и неписаные нормы поведения становятся не слишком обязательными. Первыми это почувствовали преступники. Тезис о возврате в 90-е больше не актуален. Если в 1995 году на Украине регистрировалось 1080 преступлений на 100 тыс. человек, то сегодня — 1320 (данные независимого проекта VoxUkraine).

Экс-заместитель генпрокурора Украины Ренат Кузьмин на своей странице в Facebook приводит официальную, но не публикуемую статистику преступлений за январь — июнь: свыше 565 тыс. преступлений, что на 18% больше, чем в 2015 году (следует учесть, что в 2014—2015 гг. количество преступлений также росло). Взрывной рост (40−60%) фиксируется в крупных городах, в том числе в столице. Из-за этого консалтинговая компания Mercer назвала Киев самым опасным городом Европы. При этом отдельные виды преступлений растут опережающими темпами. Так, количество грабежей в среднем по стране выросло на 42%, изнасилований — на 62%.

«Заехал в Печерский районный отдел Национальной полиции Украины. Статистика квартирных краж по самому центральному району столицы: на конец 2013 года — 76, на конец 2015 года — 1512. Прогноз на конец нынешнего года от нацполиции только в Печерском районе — более 3000», — такие данные озвучил в своём Facebook адвокат Андрей Смирнов.

5 / 6 Трансформация
Александр Горбаруков © ИА REGNUM
Трансформация

Ещё одна примета возвращения структуры общества к 90-м — вал контрафактного алкоголя. Нелегальное производство было всегда, но только после евромайдана оно выросло настолько, что шагнуло даже в интернет (в среднем за 700−750 руб. можно приобрести 10 л тетрапак водки). А в 2016 году этим алкоголем начали массово травиться: по состоянию на начало ноября в семи областях Украины от него умерло 69 человек. Всего же известно о 146 случаях отравления, и это только те, кто попал в сводки. Всего же, по оценкам экспертов и Государственной фискальной службы, в тени находится 50−55% рынка алкогольной продукции (20−25% в начале 2010-х).

Растёт поляризация доходов населения. Средний класс размыт настолько, что встаёт вопрос об уместности дальнейшего применения этой категории в исследованиях. Так, согласно опросу Центра Разумкова, средний месячный доход членов семей людей, которых социологи Центра считают «ядром среднего класса» (их насчитали 14,2%), составляет 2377 грн (5600 руб). При этом социологи выделяют также периферию среднего класса (34,8%), чьи доходы ещё меньше, хотя даже к обозначенному ими ядру возникают вопросы.

Экономическая и политическая нестабильность, рост преступности — всё это провоцирует украинцев на «чемоданные настроения». Согласно осенним данным Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко, сейчас 50% населения хотели бы уехать с Украины (американский институт общественного мнения Gallup в 2013 году насчитал всего 21% таких желающих), при этом каждый пятый предпринимает конкретные шаги в этом направлении, 3% — окончательно приняли решение и собирают (подали) документы.

Социолог Евгений Копатько дополняет, что пятёрка наиболее часто испытываемых чувств (в порядке убывания) выглядит следующим образом: тревога, разочарование, надежда, растерянность, страх.

По мнению Семёна Уралова, проблема безопасности в 2017 году может побороться за первенство с экономической нестабильностью: «В украинском обществе продолжает нарастать несистемный социальный тренд — группы вооруженных людей. Пока что правящим элитам удается контролировать их, используя эти парамилитарные образования в качестве ударных рейдерских групп. Однако, за три года оружие продолжало расползаться, и таких групп становилось все больше и больше. Самой яркой иллюстрацией была декабрьская история с перестрелкой в Княжичах, где сотрудники полиции и госохраны устроили перестрелку. Думаю, что именно вопросы безопасности станут основным социальным трендом общества Украины в 2017 году. Рано или поздно террор вооруженных банд достигнет критической точки, и тогда начнутся необратимые процессы. Во что это выльется — мы не можем знать. Может быть, как 100 лет назад, каждый населенный пункт будет контролировать своя банда. Может быть, граждане начнут создавать отряды самообороны и патрулировать свои районы».

Поделиться: