Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Уникально ущербная украинская автокефалия. Перемога засчитана

8 января 2019
1 358
Украинская автокефалия уникально ущербна! | Русская весна

Итак, в воскресенье, 6 января, патриарх Варфоломей выдал томос Православной церкви Украины. За те почти три месяца, прошедшие после решения синода Константинопольского патриархата о намерении предоставить автокефалию, ходило немало слухов о том, что самостоятельность новой церкви окажется весьма условной.

Однако слухи о куцых правах новой церкви могли показаться таким же элементом информационной борьбы, какими были весной и летом слухи о приверженности Фанара канонам православия.

Но вот томос известен достоверно. Вице-премьер Украины Геннадий Зубко назвал 6 января официальным переводом документа тот текст, который накануне выложил в «Твиттере» посол Украины в Турции Андрей Сибига.

И оказалось, что слухи подтвердились. Сравнение этого документа с томосами об автокефалии, которые ранее выдавал Константинополь, выявляет пять очевидных ограничений самостоятельности ПЦУ.

1. Положение о титуле главы церкви. В томосе сказано: «Канонический ее предстоятель носит титул „Блаженнейший Митрополит Киевский и Всея Украины“, — не допускается никакого дополнения или вычитания из его титула без разрешения Константинопольской Церкви».

Да отнюдь не все поместные православные церкви являются патриархатами, но в странах с православным большинством населения предстоятели церквей имеют титул патриарха. Исключение составляют лишь два государства с греческим большинством — Греция и Кипр, что связано с особыми их отношениями с греческим по происхождению Константинопольским патриархатом.

Да, когда в позапрошлом столетии даровалась автокефалия Сербской и Румынской церквям, то первой управлял митрополит, второй — синод. В 1920 и 1925 гг. они перешли к патриаршему устройству. Это патриаршество было признано Константинополем, издававшим соответствующие томосы, но уже после того, как патриархов избирали.

И только в томосе об автокефалии украинской церкви прямо написано, что изменения титула ее главы требует согласия Фанара.

2. Отказ от прав на окормление украинской диаспоры. Напомню, что у украинских греко-католиков есть зарубежные епархии. А из признанных Константинополем православных церквей, чья юрисдикция привязана к территории современных государств, таких епархий не имеют лишь Элладская (Греческая), Кипрская и Албанская церковь, а также церковь Чешских земель и Словакии. Но первые две связаны особыми отношениями с Константинопольским патриархатом и не посягают на его исторически сложившуюся юрисдикцию над греческими приходами в диаспоре.

Другие две — это церкви религиозных меньшинств Албании, Чехии и Словакии. Православная диаспора народов этих стран очень невелика, и создание зарубежных приходов является сложным делом для этих слабых церквей. Но, возможно, они появятся в будущем — ведь польская православная церковь также церковь религиозного меньшинства, но у нее есть приходы в ряде стран, а в Бразилии даже епархия.

Но только Православной церкви Украины прямо запрещено иметь приходы за рубежом, ибо в томосе написано: «Святейшая Церковь Украины, имеющая своей кафедрой исторический город Киев, не может ставить епископов или учреждать приходы за пределами страны; уже существующие (приходы и епископы — прим. ред.) теперь подчиняются, согласно порядку, Вселенскому Престолу, который имеет канонические полномочия в диаспоре, так как юрисдикция этой Церкви охватывает территорию Украинского Государства».

Таким запретом Варфоломей хочет, прежде всего, сохранить свою паству в Северной Америке, ведь в США — около четверти приходов его патриархата украинские, а в Канаде — большинство.

3. Украинская церковь не имеет права изготовлять и освящать миро — благовонный состав из множества ароматических веществ, употребляемый с древности для таинства миропомазания и освящения антиминсов и престолов храмов.

С ХIХ столетия Фанар стремился оговаривать в томосах необходимость получать миро из Константинополя. Так было с Элладской, Польской, Албанской церковью и церковью Чешских земель и Словакии. Но в случаях с Сербской и Румынской церквями такой оговорки не было. В последнем случае Константинополь предполагал ее сделать, но румынские церковные деятели сами совершили мироварение и освящение мира в 1882. Когда патриарх Иоаким III осудил этот акт, синод Румынской Церкви увидел в его протесте притязания на роль православного папы, и в итоге Фанар уступил, предоставив в 1885 автокефалию Румынской церкви.

Кстати в том заявлении Румынского синода говорится, что «когда греки-игумены оставили страну… миро получали даже из Киева…». Да, до 1917 года миро освящалось в нынешней украинской столице, а именно в Киево-Печерской Лавре. Но приверженцы автокефалии не стали настаивать на возрождении этой традиции.

4. Константинопольский патриарх стал высшей инстанцией в спорах внутри ПЦУ. «Сохраняется право всех архиереев и другого духовенства на апелляционное обращение к Вселенскому Патриарху, который имеет каноническую ответственность принимать безапелляционные судебные решения для епископов и другого духовенства поместных Церквей».

Эта норма почти исключительна. Сходная есть лишь в томосе об автокефалии православной церкви Чешских земель и Словакии, который выдавал в 1998 году патриарх Варфоломей. Там говорилось что архиереи этой церкви подсудны «канонически учрежденным синодальным судам, для работы в которых приглашаются, по согласованию со Вселенским Патриархом, иерархи исключительно из юрисдикции Церкви-Матери, то есть Вселенского Престола.

Осужденные архиереи с апелляцией за окончательным решением могут обратиться к Вселенскому Патриарху». Но если в случае с церковью Чешских земель и Словакии апеллировать к Константинополю могут только архиереи, то в православной церкви Украины все представители духовенства. Правда, ПЦУ в отличие от той церкви имеет синодальный суд без представителей Фанара. Но это слабое утешение. Ведь такой суд имеют все остальные церкви.

5. Константинопольский патриархат сохраняет юрисдикцию над рядом объектов на территории ПЦУ. Согласно томосу «права Вселенского Престола на экзархат в Украине и священные ставропигии сохраняются не уменьшенными». Такого нет более нигде. Ни одна православная церковь не имеет на канонической территории признанной ею другой церкви ни ставропигий (то есть подчиненных ей храмов и монастырей), ни тем более экзархатов (то есть подчиненных ей административных единиц).

До сих пор формой представительства на другой канонической территории были только подворья, то есть храмы, через которые осуществляются межцерковные связи, своеобразный аналог посольств. Так, в Москве есть подворья восьми поместных церквей. И когда Андреевская церковь объявлялась ставропигией Константинополя, могло показаться, что это временный момент. Ведь на тот момент Варфоломей считал Украину территорией своей церкви, а будет автокефалия, и объект получит статус подворья. Но амбиции Фанара оказались большими, чем предполагалось.

Резюме

Совокупность всех пяти перечисленных моментов подчинения Константинополю делает украинскую автокефалию уникально ущербной. Таких ограничений самостоятельности нет ни у одной из поместных церквей. И для того чтобы не замечать подобное унижение, нужна лишь присущая украинским политикам уникально ущербная трактовка понятия «независимость».

Ведь для них это — всего лишь разрыв связей с Россией, а не подлинные самостоятельность и суверенитет.

Пётр Сафонов

Поделиться: