Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Чуден Днепр при тихой погоде – если не заваливать его минами

23 января 2023
1 110

Киев пытается противодесантными заграждениями под Херсоном сорвать планы русских снова захватить плацдарм на Правобережье

Чуден Днепр при тихой погоде – если не заваливать его минами

Пока все внимание российской и украинской общественности приковано к Бахмуту (он же – Артемовск), похоже, что-то очень существенное зреет вдоль линии боевого соприкосновения на херсонском направлении. Хотя, казалось бы, наличие здесь крупной речной преграды в виде достаточно широкого в этих местах Днепра надежно и надолго развело наши войска и ВСУ по разным углам фронтового «ринга». И вроде бы украинские военные в Херсоне, который мы оставили им в начале ноября 2022 года, должны спать спокойно. Как у Христа за пазухой.

Однако в середине декабря внезапно вдруг разгорелась короткая, но ожесточенная вооруженная борьба за Большой Потемкинский остров, что расположен чуть ниже по течению контролируемого украинскими войсками областного центра. Почему и ради чего?

Потому что изначально было ясно, что тот, кто владеет Большим Потемкинским, на котором никто постоянно не живет, по сути, владеет и устьем Днепра. Если он, предположим, переходит к России, то у нее может очень легко возникнуть соблазн, скрытно накопив значительные боевые силы на этом острове, организовать высадку десанта через Днепр. Откуда-нибудь из района нашей Голой Пристани на противоположный берег в направлении занятой противником Белозерки.

А если подкрепить этот бросок аналогичными и одновременными действиями и с Кинбурнской косы, над которой с самого начала спецоперации тоже не просто так (хочется в это верить!) вьется российский стяг, скажем, на украинский пока город Очаков… Тогда на правобережье Днепра сложилась бы принципиально новая и крайне неприятная для Киева ситуация.

В случае успеха таких действий российских войск в устье реки и на берегах Днепровско-Бугского лимана был бы сформирован значительный по площади оперативный плацдарм, с которого очень соблазнительно для начала хотя бы демонстративно грозить ВСУ долгожданным русским наступлением на Николаев и Одессу. Такое наступление, в случае успеха, к развалу Украины определенно привело бы куда скорее, чем сугубо гипотетический, но, увы, совершенно нереальный пока для нас захват Киева.

Потому что без самостоятельных выходов к Черному морю Украина точно мгновенно превратилась бы в мало кому в мире интересный геополитический обрубок. А вот в случае потери Киева Владимир Зеленский со своими подельниками запросто перебрался бы, допустим, в подземелья Львова. И вооруженная борьба между нашими странами стала бы нескончаемой.

Исходя из этого Большой Потемкинский остров – это, как представляется, ключ к возвращению России на правый берег Днепра. Поэтому держаться за него нам необходимо просто зубами. ВСУ точно так же – зубами вырывать его у русских.

Как уже сказано, 10 декабря «они сошлись, вода и пламень». Сначала в Киеве сообщили, что подразделения российской 80-й отдельной мотострелковой бригады 14-го армейского корпуса Северного флота, а также 25-го отдельного полка спецназа из Ставрополя неожиданно высадились на южный берег Большого Потемкинского со стороны контролируемого ВС РФ Белогрудово. Серьезного сопротивления не встретили. Хотя оказались в зоне досягаемости украинской артиллерии, установленной в окрестностях Херсона.

Вероятно от оплошавшего Киева тут же последовал приказ: «Остров вернуть любой ценой!». 2 января 2023 года представители оперативного командования «Юг» ВСУ заявили, что русские с этого клочка суши якобы сброшены ответным броском украинских военных. А на Большом Потемкинском якобы даже водружен жовто-блакитный флаг. Правда, где-то у самого уреза днепровской воды и только со стороны Херсона.

Начальник Объединенного координационного пресс-центра Сил обороны юга Украины Наталья Гуменюк в киевском телеэфире в тот же день подтвердила установку флага. Однако подчеркнула, что говорить о возвращении острова под контроль Украины еще рано.

«Установка флага – это сигнал для врага, что мы работаем, земля наша и это все Украина. А также это напоминание противнику о необратимости тех процессов, которые мы запланировали. Но говорить об освобождении еще рано», – пояснила она.

Как можно понять из сообщений обеих сторон, «остров преткновения» сейчас в действительности не принадлежит никому. Это обычная «серая зона» по той причине, что она простреливается насквозь артиллерийским огнем с любого из берегов.

«Кто приходит на остров, на нем и остается», – заметил по этому поводу российский тelegram-канал «Архангел Спецназа Z». Имея ввиду, очевидно, на сегодня не только украинцев.

Как бы там ни было, но после декабрьских событий в Киеве вглядываются в Большой Потемкинский с большим подозрением. Пытаясь при этом оградить себя от любых неприятных сюрпризов с этого направления. Прежде всего – от высадки российского десанта под Херсоном.

Следствием стали появившиеся в субботу, 21 января, сообщения о том, что украинские военные приступили к установке обширных минных заграждений вдоль всего правого берега Днепра. Как можно понять, речь идет не только о противопехотных минах на суше, но и о бывших советских противодесантных, которыми противник прямо сейчас, выходит, и заваливает самую крупную реку Украины в ее нижнем течении.

Причем, складывается впечатление, что делается это крайне неумело. Во всяком случае, 21 января 2023 года информагентство ТАСС со ссылкой на предстателей оперативных служб региона сообщило, что на контролируемом Украиной побережье уже есть погибшие среди местных жителей. Агентство добавляет: «Представитель оперативных служб региона рассказал, что российские военные практически ежедневно вылавливают из Днепра тела рыбаков с характерными повреждениями».

Если это так, то почти один в один на Днепре повторяется ситуация с минированием солдатами ВСУ Азовского моря в районе Мариуполя. Которое, если кто позабыл, началось еще в 2014 году.

Делалось это, напомню, по решению бывшего командующего Военно-Морскими силами Украины вице-адмирала Сергея Гайдука. Который пояснял соотечественникам, что это он лично предложил заминировать Азовское море «для предотвращения возможных агрессивных действий со стороны Военно-морского флота России». При этом адмирал успокаивал, что речь идет об установке не классических морских мин, имеющих ограничения по глубине, что очень существенно для мелководного Азовского моря. А о «взрывных (с противодесантными минами) и неразрывных заграждениях».

Почти одновременно украинский телеканал ТСН демонстрировал встревоженным «громадянам», привыкших летом отдыхать на окрестных пляжах, как ловко организован рискованный процесс. Но лучше бы он этого не делал!

На телеэкранах сей «подвиг» никогда прежде не работавших на море отрядов заграждения ВСУ выглядел так. Мины они ставили вручную, по специальному лотку скатывая их в воду с качающегося на волнах легкобронированного гусеничного ПТС-2 (плавающего транспортера среднего). Судя по кадрам, морское дно заваливали устаревшими советскими противодесантными минами ПДМ-1М.

Участвовавший в этой работе некий «боец ВСУ» Владимир Жуков свои действия на борту ПТС-2 телевизионщикам комментировал довольно примитивно, зато доходчиво: «Отсюда будет торчать шпилька. Идет корабль противника или подводная лодка, он цепляет ее, она начинает дребезжать, срабатывает и приводит мину в действие».

Вообще-то то, что украинский сапер Жуков, признавшийся заодно, что никогда с подобными минами прежде ему работать не приходилось, назвал «шпилькой», в техническом руководстве по мине ПДМ-1М именуется штангой. Сам этот боеприпас, изобретенный почти при царе Горохе (принят на вооружение в 1957 году), несет заряд тротила весом 10 килограммов. Состоит из стального корпуса полусферической формы. Имеет механический взрыватель типа ВПДМ-1М с запалом МД-10. Устанавливается на глубинах от 1,1 до 6 метров. В случае, если любое идущее к берегу плавсредство или даже топающий вброд десантник, задевает ту самую вертикально торчащую под водой «шпильку» и с усилием 18−26 килограммов отклоняет ее минимум на 10 градусов – следует подрыв.

В нашем случае что особенно важно? На месте установки инженерную мину ПДМ-1М удерживает массивная чугунная плита весом в 60 килограммов. Рассчитана она на шторм всего в пять баллов. Если волнение моря сильнее – ПДМ-1М может утащить далеко в сторону. Тем более – по песчаному дну, которое в Азовском море преобладает.

В Днепре, естественно, пятибальных штормов ожидать не стоит. Зато ледоходы весной там случаются регулярно. Коряги всякие плавают. Но и льдины, и бревна вполне способны надавить на штангу противодесантной мины намного сильнее, чем среднестатистический тощий и стройный российский десантник.

Между прочим, и в прежние годы, и в прежних войнах такие минные заграждения уже зарекомендовали себя, мягко говоря, «не очень».

Так, в эпоху арабо-израильских вооруженных конфликтов установкой ПДМ-1М египтяне пытались предотвратить десантирование армии еврейского государства через Суэцкий канал. Но ничего не вышло. Как сказано в архивных документах, песок под балластными плитами быстро вымывался, мины опрокидывались. А потом взрывались. Либо их уносило неизвестно куда.

А вот механизма самоликвидации в этих боеприпасах не предусмотрено. Рвануть детища давно ушедших на покой советских конструкторов способны и через три года, и через десять. Вот только где и под кем?

Определенное представление об этом Киев уже получил – как раз в Азовском море. 7 июня 2015 года в 14.20 по местному времени в Мариуполе при выходе со стоянки Мариупольского отряда морской охраны Государственной пограничной службы Украины подорвался и затонул пограничный катер BG 22 проекта UMS-100 (производится по американской лицензии киевской компанией ООО «UMS-BOAT»).

Взрыв произошел недалеко от Азовского судоремонтного завода (Приморский район Мариуполя). Из семи человек экипажа шестеро были ранены (один впоследствии скончался). А командира катера так и не нашли, числится пропавшим без вести.

Поскольку никому на Украине не могло прийти в голову минировать подходы к причалам собственных морских пограничников, а у ополченцев Донбасса в ту пору никаких морских мин не было и в помине, остается единственное: штормом одну или несколько установленных саперами-неумехами ПДМ-1М подтащило к выходу из порта. И несчастный скоростной BG 22 на мелководье на полном ходу задел ее «шпильку».

Нет никаких сомнений, что скоро подобные скорбные вести Украина станет получать и откуда-то из днепровских плавней, которые лежат на пути от Херсона в Черное море. Или даже из Днепровско-Бугского лимана, если речное течение утащит одну или несколько ПДМ-1М куда-то туда.

Ну – да, есть риск. Но как же Киеву быть с необходимостью предотвратить возможный российский бросок через Днепр? Возможно, «овчинка стоит выделки»? В смысле: Москва не решится на десантирование, если будет знать о минных постановках, произведенных ВСУ ниже Херсона?

Увы, надеяться на это украинским генералам особо не стоит. Хотя бы потому, что миру давно известно верное средство преодолевать фактически любые противодесантные заграждения даже на реках. Это корабли и суда на воздушной подушке, которые ни на сантиметр не заглубляются в воду. И, стало быть, никак не смогут привести в действие взрыватели противодесантных мин.

Нет-нет, я сейчас не о десантных кораблях на воздушной подушке проекта 12322 «Зубр». Которых у нас на всю Россию осталось всего два. И оба слишком далеко от Херсона. На Балтике.

И не о десантных катерах на воздушной подушке проекта 12061 «Мурена». Последний из них списан в утиль еще в 2004 году и стоит в консервации в Хабаровске.

Зато в составе МЧС РФ нынче повсюду к счастью имеется просто множество самых различных катеров, основанных на том же принципе движения. Любой из них в чрезвычайной ситуации способен, если потребуется, принять на борт и морскую пехоту.

Допустим, скоростной амфибийный катер на воздушной подушке «Нептун-15». Такие на потоке строят сейчас для российских спасателей в Питере. Любой способен принять на борт до 15 бойцов со стрелковым оружием или полторы тонны груза. А затем в мгновение ока со скоростью 75 км/час, а по льду – 85 км/час доставить их из точки «А» в точку «Б».

А в Рыбинске с весны 2018 года строят судно на воздушной подушке с гибкими скегами «Хаска-10». То и вообще рассчитано на перевозку 10 тонн груза со скоростью до 40 узлов. Не нашел сообщений, но быть может первый «Хаска-10» тоже в интересах военных уже готов «спутешествовать» с Волги на Днепр?

Словом, варианты у нашей морской пехоты на херсонском направлении точно есть. А противодесантные мины ВСУ если и осложняют ей жизнь, то вовсе не смертельно. Был бы приказ Москвы на бросок через Днепр.

Сергей Ищенко

Поделиться: